Статистика раздачи
Размер:  1.2 GB   |    Зарегистрирован:  1 год 8 месяцев   |    .torrent скачан:  7 раз   |   

Пиры будут получены при скачивании

 

Скачать порно Ai no Kusabi / Клин Любви через торрент бесплатно :: UnionPron.org

 
 
Автор Сообщение

Sakura

avatar Sakura


Ai no Kusabi / 間の楔 / Клин Любви

Год выпуска: 1992
Жанр: shounen ai, drama, romance, sci-fi, erotica
Серии: ep. 1-2 of 2
Продолжительность: 2 x ~51-57 min
Цензура: Софткоре - эротика с сексом

Язык: Японский
Озвучка: Оригинальная
Язык: Русский
Озвучка: Любительская (двухголосая) [Parazzit & №313]
Субтитры: Внешние ASS/SSA [Hiouxsov]

Режиссер: Akiyama Katsuhito
Автор оригинала: Nishimori Akira
Студия: AIC

Описание: Прочитав все комментарии решил все высказаться, тем более, что для многих любителей и любительниц яоя - это классика. Комменты были интересны и разнообразны, но все же не стоит забывать, что аниме снять по мотивам не манги, а романа и из-за этого кажется несколько неполным по сюжету. Рисовка даже спустя годы не устарела, а атмосфера и мир, где происходят события затрагивают. Я смотрел это аниме давно, лет пять назад, многие другие аниме спустя годы дейтвительно устарели и смотреть их бывает невозможно, но не это. Прочитав комент о феминизме, эмансипации и о якобы в подтексте истории скрытом женском романе я даже рассмеялся. Хотя я женские романы не читал, да и не фанат яоя, но все же это аниме скорее драма, чем яой или просто хентай. Избегая фразы "все здесь намного глубже и серьезней", хочу сказать нечто другое. Это аниме своеобразная утопия, вариант мира, где фашизм, доминирование одной нации над другой не сон, а у многих людей нет ни одного шанса что либо изменить. Ни для кого не секрет, что японцы давно тяготеют к идеям национализма в той или иной степени, будь то такое аниме или мундиры как фетиши. Вся элита в аниме ходит либо в подобие мундиров либо туник на греческий лад. Но о Греции стоит сказать отдельно, название места, где живет элита - Эос, в греческом это богиня рассвета, зари, то есть элита в аниме - рассвет этой планеты, сверх люди. Керес или Церес, Мидас, имя главного героя Ясона -все это отсылки к греческой мифологии. Церера - богиня неба или, Мидас -проклятый царь, его прикосновение к чему бы то ни было превращало это в золото, такое название идеально подходит для района развлечений. И все же к слову об эмансипации и феминизме, сама планета и устои на ней - это матриархат, даже Юпитер, искусственный разум, несмотря на мужское имя, ведет себя как женщина, беспокоясь о своем "сыне" Ясоне. Если в аниме этого и не заметно, то в романе уточняется, что Юпитер, пусть и компьютер, но все с женским лицом. Мы же, мужчины, в этом мире лишь стражи и распорядители ее власти, не иначе. Именно по приказу Юпитер и создают сверх людей, целую касту - блонди. Они выше секса, развлечений, низменных удовольствий, но как всегда что-то идет не по плану. Спасти низшего из низших просто так, именно так в жизни и бывает. Реалистичная графика без привычных многим стереотипов, отношения как говорится без прекрас. Я люблю тебя и мучаю -я люблю тебя и мучаюсь - это можно сказать фраза, что идет красной нитью сквозь весь фильм. В таком мире, где есть нерушимые законы и запреты на очень на многое даже для элиты не может вообще существовать любовь, но любовь не знает правил и законов и порой любовь не знает что она и есть любовь. Финал предсказуем, надо либо уничтожать такой мир, чтобы жить, либо уничтожить себя, чтобы не жить в таком мире. Как в греческой легенде Ясон отправляется за чем-то неизведанным (золотым руном) и встречает загадочную волшебницу Медею, так и в аниме уже другой Ясон - консул планеты встречает низшего из низших - Рики и все меняется, и золотое руно уже не нужно. Кстати, Рики с японского перводится как "сила". И еще один интересный момент, когда делались отсылки к женским романам, и было сказано на поведение Рики, что мужчины так себя не ведут, но эту историю придумала женщина, и у нее просто свой взгляд, то же можно сказать и про манги и аниме, что рисуют и создают мужчины, многие девушки видят такое, я сам слышал, говорят, что они не такие и так себя бы не повели, это всего лишь авторский взгляд. Как было многими сказано, фильм на любителя, а любителем можно стать, лишь посмотрев... к тому же это уже не классика даже яоя, а легенда, сейчас такое аниме не снимают. ©DeanWinchester
Разбор Ai no Kusabi на запчасти.

Предисловие. Ради чего, собственно, все затевалось.

Неоднократные споры с почитательницами и пописательницами произведений в жанре «слеш» всегда заканчивались одинаково, а именно: «ты ничего не понимаешь, тебе не дано!». Согласна, мне не дано понять, в чем глубина и мессианство подобных произведений. У меня иная точка зрения. Я всегда была и буду против не идеи гомосексуализма, но ее воплощения в данном, конкретном жанре. В манге и аниме тоже есть свой «слеш». У него другое название – «яой» - но суть, на мой взгляд, та же. Мне не хочется повторяться, размазывать долгие дискуссии. Я решила один раз, что называется, «объяснить на пальцах». Надеюсь, получилось доходчиво.

Теперь о выборе «подопытного». Насколько мне известно, «Аи но Кусаби» считается классикой и квинтэссенцией «яоя». Тем лучше оно подходит в качестве «наглядного примера». В своих рассуждениях, кроме собственно того, что я вынесла из просмотра данного шедевра, я позволила себе некоторые ссылки на превосходную статью Криса Коями, в которой это аниме разобрано практически покадрово. Еще я внимательно изучила обсуждение в дневнике Элы (Ela) - поклонницы этого аниме. Я выражаю глубокую благодарность им и всем остальным, чьи идеи и мысли оказали мне неоценимую помощь. Аригато гозаймаста! Ну, начнем, пожалуй.

Зачла и статью о фрейдистских символах, и тред, в котором тоже много, долго и со вкусом разбирают это аниме вообще, и символы в частности. Как я понимаю, все дискутирующие сходятся в одном: Аи Но Кусаби – вещь символическая. От этого я и начну. Итак, символы. Уважаемые, а если копнуть поглубже, не отказываясь, впрочем, ни от дедушки Фрейда, ни от японской традиции?

История Аи Но Кусаби, какой она должна была стать, но автор решала иначе. Жила-была молодая девушка по имени Рики. Молодая, современная девушка, выросшая в мегаполисе. Вся из себя порывистая, противоречивая, максималистка и идеалистка, плюс, поскольку история происходит не в глубокой древности, девушка наслушалась/начиталась и далее по списку, всяческих современных феминистических идей. Как всякое а)западное, б)новое, в)входящее в противоречие с традициями (а что, как не ниспровержение традиций движет молодыми? Движет закономерно, предсказуемо, иначе эволюция и развитие общества остановится.) эти идеи одновременно новы и притягательны, но в некоторой степени труднопостижимы, а главное, трудноприменимы на практике.

Но ломка устоев и традиций, как уже говорилось – удел молодых. Девушка Рики не в вакууме живет. Современное японское общество, насколько мне известно, практически не отличается от средневекового, а именно – оно насквозь мужское. Много ли видных политиков, бизнесменов, (я уж молчу о военных!) – женщины? Честно говоря, не назову ни одного имени. Женщинам достаются традиционные области: литература, искусство, немного масс-медиа. Это и видит Рики. Работает Рики или учится, или занята «прожиганием жизни» - для нашей истории не суть важно. Существенно лишь то, что у Рики нет творческих способностей, следовательно, карьера модельера, художника, писателя или диктора телевидения для нее закрыта. Для Рики-женщины, остаются два пути: стать либо мебелью (женой, советником, серым кардиналом, но НИКОГДА – лидером!), либо игрушкой. И то, и другое – подчинение. Выход – бунт.

Она решает доказать себе и всему миру, что может построить будущее, став лидером, приняв на себя традиционно мужской стиль поведения. “We can do it” – девиз американских феминисток. Рики собирает вокруг себя ватагу таких же молодых да ранних (половая принадлежность ватаги для истории безразлична. В равной степени доказуем и однополый, и смешанный тип.). Под девизом всех революционеров: «Свобода-Равенство-Братство» ватага принимается, в меру сил, раскачивать устоявшийся порядок. Кстати, пример «девушки из банды байкеров» в аниме мне встречался. Это мама Тору, героини аниме и манги Фуруба (она же Fruit Basket, она же «Фруктовая корзинка»).

Как всякая последовательница идей феминизма, Рики считает мужиков козлами и сволочами,ущемляющими права женщин, а мужчин, облеченных властью, гадами в квадрате. Но что с них взять? Ничего! Надо воспитывать, «перековывать» новые кадры.

В качестве подопытного у Рики есть бой-френд, с многозначительным именем Гай. Предвидя возражения почитательниц яоя сразу поясню: ”gay” в переводе с английского, это не только представитель сексуального меньшинства, это еще и просто веселый, пижонистый парень, и еще куча разных значений. Но не стоит забывать и об имени как таковом, и здесь уместно вспомнить о знаменитом тезке, жившем в Древнем Риме, который был, без сомнения, велик, но кто бы в Риме узнал о его величии, как далеко он смог бы продвинуться, если бы этому сильно не поспособствовала его родная матушка, женщина, без преувеличения, великая. Из древнего рода римских патрициев, дочь консула и особа, пользовавшаяся безоговорочным авторитетом и уважением криминального мира Рима. Вот так-то.

В общем, наш Гай целиком и полностью находится под влиянием своей подруги, признает ее лидерство, является правой рукой и так далее. Опять же, свой кусок власти и авторитета, как у всякого «второго лица» тоже в наличии, что тешит самолюбие, но и накладывает определенные обязательства. Кто у нас обычно отвечает за хранение и неукоснительное соблюдение идей революции? Пра-ально, второй человек партии.

В общем, так и маргинальничали бы наши революционеры во главе с Рики, но однажды поздним вечером, в темном переулке девушка угодила в ловушку тайной полиции. Кстати, с равным успехом можно предположить, что однажды темным вечером она повстречалась с ватагой хулиганов из банды покруче. Опять же, для нашей истории это не суть важно. Едем, собственно, дальше. Против лома, как говорится, нет приема. Если только под рукой нет лома побольше и помощней.

Он и появляется. Красив собой. Звать Ясоном (сколько в этом имени символики, думаю, пояснять излишне), по профессии – «царь, очень приятно, царь». В общем, полный набор для того, чтобы Рики немедленно отнесла его в разряд «козел и сволочь в кубе». Рыцарь в сверкающих доспехах спасает девушку и вот-вот уйдет, не дожидаясь благодарности. Представляете, какими эпитетами наградила его Рики? Сильно сомневаюсь, что хотя бы один из них был лестным. Но! У всякого уважающего себя бандита в наличии кодекс чести, а пламенные революционеры ничего так не страшатся, как стать ОБЯЗАННЫМ врагу.

Эти два момента и еще третий, самый важный, о котором я порассуждаю чуть погодя, собственно, и приводят Рики к Ясону. Приволакивают за шкирку, если уж говорить откровенно. Просто рассыпаться в благодарностях – не годится. Во-первых, не станут слушать, во-вторых, скорее всего, пошлют подальше, а это обидно. Получается унижение, а этого пламенные революционеры допустить никак не могут. Наплевать и забыть не дают три вышеозначенные причины, особенно третья. Ясон – первый парень на деревне, рыцарь, царь и прочая, и прочая, - нравится Рики. Во-первых, сексуально, во-вторых, социально, и, в-третьих, (нервных просят отвернуться!) духовно. Теперь, отбросив в сторону лавину камней и надгробных плит, поясню по порядку.

Надеюсь, к этому моменту прозорливые читатели догадались, что перед нами – классический дамский роман. Он начинается и развивается согласно всем канонам, принципам и традициям жанра. Ни отступая ни на йоту. Во всем: в действиях, переживаниях, мыслях персонажей, в закручивании интриги. Согласно жанру, героиня поначалу должна тихо (или вполне внятно) вслух или мысленно выразить ненависть и презрение к своему спасителю. А затем, немедленно, но втихаря (ни слова врагу!), самой себе признаться, что где-то, в чем-то, он невероятно притягателен. И тут же приказать самой себе возненавидеть его еще сильней. Закон жанра в означенном примере работает безотказно.

Но тут появляется еще одна деталь, в женских романах встречающаяся реже: феминистские мотивы. Суть в следующем: чтобы доказать самой себе, врагу и всему миру, насколько враг безразличен, ничего не значит и вообще, так, проходной экземпляр, надо немедленно, тут же, переспать с этим гадом и забыть на веки вечные. Такие вопросы, как возможные последствия случайных связей в целом, секса с незнакомцами в частности, да еще и при наличии бой-френда, революционерами в расчет не принимаются. Поскольку, это же просто секс, физический контакт, а не «высокодуховная общность двух пламенных революционных сердец». Кроме того, «я – птица вольная, сама решаю, где, с кем и когда» - как одно из крайних убеждений совершенной феминистки.

Но что кроме идей революции и феминизма? Девушка Рики впервые встречается с равным (как ей кажется), достойным противником. С тем, кого запросто под себя не прогнешь. Что тоже является непременным условием жанра дамского романа. В статье Криса Кояни автор несколько раз задается вопросом: «Что делал Ясон ночью, в сопровождении лишь Кацке, в маргинальном Мидасе?» По-моему, ответ очевиден: «Король забавляется». Ясон ищет приключений и новых ощущений на все точки. Сидеть сиднем в башне из слоновой кости условностей и этикета невыносимо скучно. Особенно для деятельной, пытливой натуры. Довольствоваться любовными утехами с фрейлинами – надоело! Подавай разнообразия, неожиданностей, авантюр. Приключение, в лице Рики, не заставляет себя ждать. Отсюда и спасение, и спокойная уверенность, и мотель. Это – самый типичный из сценариев дамского романа.

Кстати, первая реплика Рики «ТЫ?!» тоже объяснима. Конечно, хотелось бы услышать авторитетное мнение человека, досконально знающего японский язык. Потому что одним «ТЫ?!» без правильного понимания интонации сыт не будешь. Если это интонация возмущенно-удивленная, тогда объяснение напрашивается само собой. Ведь глупо, согласитесь, не знать царя, чьими портретами пестрят передовицы, а светлый лик ежедневного показывают по ТВ. Подчеркнуто панибратское обращение призвано еще раз продемонстрировать революционные настроения Рики. «Может, ты и царь, но для меня – эксплуататор, уважения не заслуживающий». Если интонация возмущенно-яростная, то мотивировка прежняя: «Да как ты посмел мне помочь. Ты, капиталистический недобиток?». О том, что помощь действительно требовалась, наша героиня в пылу как-то позабыла. Память-то девичья, ага

Тут уместно сделать небольшое лирическое отступление, дабы поклонники жанра «яой» не приписали мне поверхностного или невнимательного просмотра исходного материала. Смею заверить, на просмотр было затрачено в общей сложности шесть часов, с остановками, перемотками назад, внимательным изучением как реплик (на русском и английском соответственно, да, и последующим их сравнением, на предмет упущенных или не расслышанных моментов), так и не менее тщательным просмотром непосредственно «картинки».

Итак, пройдемся по первой сцене. Рики дерется с элитными отморозками. Сначала всех раскидывает, а затем очухавшиеся противники наваливаются на Рики всей ордой (кроме главного!) и… внимание! *переходит на тон лектора общества «Знание»* Попрошу уважаемую публику обратить внимание на то, КАК схватили Рики. Это называется классический захват для последующего, кхм, использования. Проще говоря, изнасилования. Сцена образцово-показательна настолько, что даже завершающий штришок в виде ВЫКИДНОГО ножа главного начальника отморозка излишен, хотя… символ настолько известен, что пояснения становятся и вовсе ненужными.

Но вернемся к нашей истории. Итак, парочка отправляется в мотель. Дальше все тоже происходит согласно канонам. Вообще, на мой взгляд, сексуальные отношения Рики и Ясона – просто классика жанра. «Я тебя хочу, но под пыткой в этом не признаюсь. Пытай же меня, пытай!» против «Я тебя заставлю признаться, что тебе это нравится. Тем более, если ты ТАК просишь». Крис Кояни подробно разбирает этот момент, но не берет в расчет принцип «Любовь через боль». Тут никакого Фрейда не надо. Достаточно снять с одного из героев мужскую маску и происходящее становится простым и понятным. Кстати, герои, как это часто бывает, периодически выдают себя с головой. Конспираторы из них никудышные. Сцена в мотеле: «Дай мне передышку… я не игрушка», - говорит Рики. Это слова 17-летнего парня? «Не верю!» (с). В 17 лет у юношей сексуальный темперамент высочайший, уровень гормонов зашкаливает. Им все равно, где, с кем, лишь бы было. Желательно постоянно. Были бы они гомосексуалистами, эту фразу произнес бы Ясон. У него темперамент куда спокойней. А если Рики – девушка? Вуаля! Фраза тут же превращается в подлинную. В ней все - правда. Потому что 17-летая девушка куда спокойней. Чистая физиология. К тому же, вся фраза – насквозь женская. В ней и просьба - признание верховенства партнера, и скрытая похвала (какой ты темпераментный), и признание собственной, нормальной для девушки, слабости. В случае молодая девушка – зрелый мужчина сцена правдива, логична, подлинна. А значит, перед нами – все тот же дамский роман.

Здесь считаю уместным второе лирическое отступление. *снова тоном лектора общества «Знание»* Попрошу внимательно рассмотреть видеоматериал, касающийся сексуальных отношений двух героев. Вот, например, сцена, когда Ясон начинает ласкать Рики руками. Самый важный аспект – положение и движение руки Ясона. Вам ничего не кажется странным? Поясняю, ТАК мужчину не ласкают. Это, пардон, совершенно естественная ласка для ЖЕНЩИНЫ. «Лодочкой вниз» называется. С очень узнаваемым и видимым усилием на среднем пальце руки. Кроме того, во всех видеоматериалах повторяется классическая прелюдия между мужчиной и женщиной, когда мужчина ласками создает необходимый настрой у партнерши. Для молодого 17-летнего парня этот «разогрев» не нужен совершенно! Я даже рискну предположить, что юноше это просто может быть неприятно, учитывая и так довольно высокий сексуальный градус. Ах да, финал «постельной сцены». Простите, но перед нами мужчина и женщина. Поясняю почему: из-за физиологических особенностей человеческого организма данная поза для гомосексуального контакта двух мужчин невозможна, потому что герои лежат на нормальном, в меру жестком матраце. Прочие примеры оставляю для изучения специалистов, и считаю дальше разбирать этот аспект - бессмысленно.

Продолжим нашу историю. Рики считает долг отданным и хочет уйти. Не тут-то было! Ясон только вошел во вкус.

- Куда собралась, красотка?

- Я тебе больше ничего не должна, я ухожу.

- Не торопись. Ты же не хочешь, чтобы завтра твои дружки оказались в застенках тайной полиции? Неприятное место, можешь мне поверить.

Немая сцена.

- Неужели ты считаешь, я тебя не узнал? В общем, ситуация выглядит так: ты остаешься со мной, столько, сколько я посчитаю нужным. И только от твоего примерного поведения будет зависеть, останутся ли твои бандиты на свободе.

- Гад! Хам! Сволочь! Да как тебе в голову пришло!..

- Не кипятись, а то я ведь и передумать могу. Сейчас уйду, а через пару дней ты прочтешь в газете о казни особо опасных преступников. Думаю, их имена будут тебе знакомы.

Рики в панике: уйти, значит подставить под удар друзей. Кроме того, она – атаманша, ответственная за свою «стаю». Но и остаться – выше сил. Увы, ей приходится, скрипя сердце, принять непристойное предложение Ясона.

Они проживут вместе довольно долго. Это будет нелегкое время для Рики. Царь не отпускает надолго новую игрушку от себя. Рики приходится присутствовать на светских раутах, ощущать свою абсолютную чуждость аристократическому миру, терпеть насмешки за спиной, чувствовать себя неуклюжей дурехой, ничего не смыслящей в дворцовом этикете. От Ясона – никакой помощи. Более того, он откровенно наслаждается ее промахами. Бросив Рики в самую гущу дворцового серпентария, он, с интересом естествоиспытателя, наблюдает: выплывет или потонет? Во всяком случае, так думает Рики. Ах, да, чтобы Рики не забывала, кому принадлежит, ей на пальчик одевают колечко. Это важно и сыграет не последнюю роль в финале истории.

Здесь я склоняюсь в глубоком поклоне перед автором. Подобрать настолько емкий и многозначный символ – фантастика!

Но это только с виду герои друг друга еле выносят. На самом деле, в их душах происходят необратимые изменения, как и положено в дамском романе. Произошедшее, опять же, как и полагается, потрясло Рики. «Он – гад, насмехается и издевается, и все же… все же… неужели это ОН?! Не может быть! Только не он!». И прочая, и прочая… Но образ Ясона, рыцаря в сверкающих доспехах, уже прочно в сознании и сердце. Опять же, по законам жанра. Лидеры ищут лидеров, потому что только поединок с настоящим лидером дает мощнейший выброс адреналина, только победа над настоящим лидером – достойна.

К уже много раз повторенным мотивам прибавляется еще и извечное: «За кем останется поле любовной схватки». Точно так же, в русле жанра, освобождение Рики. Она воспринимает его как дар. Как только заветные слова: «Ты можешь уходить, я тебя не держу», произнесены, она сломя голову кидается прочь из дворца, оставляя Ясону на память колечко. Ей надо ВСЕ обдумать – ключевая фраза в большинстве дамских романов. Позволим девушке Рики вдоволь насладиться переживаниями и вернемся к Ясону.

Почему он отпустил Рики? Заглянем в канон. Что происходит после продолжительного/непродолжительного (на выбор автора и согласно сценарию) сексуального контакта двух главных героев? Они отлетают друг от друга, словно их шарахнуло молнией. Некоторые авторы, склонные к драматическим эффектам, используют эту или очень близкую к ней метафору. Если девушке «Надо подумать», то и супер-мужчине тоже необходимо поразмыслить. «Она всколыхнула в нем волну чувств, прежде неведомых» либо «В ее присутствии с ним начинало происходить нечто странное: чувства, казалось бы, давно похороненные в дальних тайниках души, вновь пробуждались к жизни, слова и не было….» ну, далее по тексту.

В рассматриваемой истории Ясон и Рики некоторое время живут вместе, но, в конце-концов, Ясон начинает ощущать, что не просто забавляется, его чувства куда глубже. От греха подальше, он решает убрать раздражитель в лице Рики, «с глаз долой», надеясь, что затем последует «из сердца вон». Не-а, голубки крепко увязли в сюжете дамского романа. До финала еще далеко. Ясон и Рики разбегаются, но их новая встреча предопределена. Она произойдет, непременно! Да, дамский роман – великая вещь!

Вернемся к истории, но не будем забывать о канонах. А они тут как тут, здрасте, давно не виделись! Ясон спасает девушку-революционерку, феминистку, байкершу. Красавицу, конечно, другой по канону она быть не может. Но спасает, а значит, уже совершает добрый поступок. Кажется, совершает исключительно из выгоды, зная (по опыту?) или предполагая (логично?) или надеясь

(удиви меня!) на последующее приятное времяпрепровождение. Тем не менее, хороший поступок, есть хороший поступок. Спасение красотки - есть обязательный, всегда присутствующий компонент дамского романа. Получается, как ни крути, никуда от него не скрыться. Автор не пущает.

Рики уходит от Ясона. Отчего же рыцарь вздыхает? Игры не в радость, государственные дела пущены на самотек, а друзья раздражают? Каноны, они, проклятущие. Ясон томим сердечною тоскою, но должен оставаться нордически спокойным (ну-ну!), причем так, чтобы его грусть-тоска была очевидна всем и каждому (особенно, читателю и зрителю). А ведь раньше-то был каков гусар? Ни одной юбки не пропустит, но ни к одной не привязывался. Повеса, каких поискать! Кто же пленил его сердце? Правильно! Революционерка-феминистка-байкерша. Особа, не подходящая королю ни по каким параметрам. Если пришлась по нраву, держи при себе в роли наложницы, игрушки, но влюбляться – ни-ни! «Все могут короли» в действии.

Прежде, чем вернуться к Рики, надо расставить по местам еще трех персонажей. Юпитер – королева-мать. Позволяет отпрыску многое, на шалости, если они не выходят за рамки, которые для любимого чада шире футбольных ворот, смотрит снисходительно. Но против гипотетического (пока, но недалек тот день…) союза сына и девушки низкого происхождения и откровенно чуждых взглядов королева-мать настроена решительно. Ее поддерживает и младший братец Ясона, принц-наследник Рауль. Но поддерживает вяло. Понятно почему: с одной стороны, нельзя быть в оппозиции ни матери, ни брату, с другой – если брат решительно пошлет маму по известному адресу, то велика вероятность… ведь он следующий в очереди на трон, верно? Отсюда порицание: «связался с воинствующей феминисткой – фи!», с другой – никаких активных действий против. Раулю, как никому, удобна позиция зрителя, но в первых рядах партера. Ситуацию нельзя оставлять без внимания…. на всякий случай.

Кто у нас следующий? Кацке. Это тоже дама. Одна из «бывших», оказавшаяся достаточно смекалистой и шустрой, чтобы удостоиться чести быть переведенной в разряд «мебели» - девочки на побегушках, наперсницы в тайных вылазках, а на прокорм ей, поскольку мозги в порядке, выделен «свечной заводик». Вроде все счастливы. Ага, как же! Это для Ясона Кацке – «мебель»: подай-принести-пошла вон-не мешай. А что на душе у нее? Согласно канону, в таком омуте чертей навалом. Они проявятся, в свое время. Пока же «бывшая» будет выказывать расположение к новой фаворитке, ни в чем не перечить королю, сочувственно вздыхать и всячески заботится. Канон, канон и еще раз канон.

Однако пора проведать главных героев. Не заскучали ли? Куда там! Веселье только начинается! Вернувшись к революционерам Рики ничего не рассказывает Гаю. Не его дело, в конце-концов, в каких джунглях она проходила курс молодого бойца-партизана. Гай, конечно, пытается узнать, но достаточно робко, видимо, помятуя о взрывном характере подруги. Однако, по возвращении Рики поджидает сюрприз. В банде появилось новое лицо. Это молоденькая девушка по имени Кири. Кстати, как вам созвучие Рики-Кири? Еще один низкий поклон автору.

Итак, Кири прибилась к банде во время отсутствия атаманши. Делами заправляет Гай, «второй человек в партии». Имя Рики упоминается с трепетом и почтением, но не так часто. Отчего Кири приходит к мысли, что главная революционерка – существо полумифическое, и вряд-ли когда-нибудь появится на горизонте. Кири нацеливается на Гая, не предполагая, что он – всего лишь «временно исполняющий обязанности». Как только Рики своим эффектным появлением спасает товарищей, Гай тут же, безропотно передает командование старшему по званию, а сам застывает, не сводя с Рики влюбленных глаз.

Кири в бешенстве. План по устраиванию жизни полностью провалился. Если раньше была надежда стать верной подругой главаря байкеров, то с возвращением Рики все надежды надежно похоронены (а для пущей основательности придавлены плитой, каменной, ну да). Кири пытается провоцировать Рики и, одновременно, «открыть глаза» Гаю. Обе попытки с треском проваливаются. Рики по-прежнему пользуется безоговорочной поддержкой и авторитетом в банде, в нее по-прежнему безоглядно и безнадежно влюблен Гай. Тогда Кири решается на крайние меры. О них чуть позже.

Рики некоторое время пытается жить прежней жизнью. Получается с трудом. Ей больше не интересны ни революционные идеи, ни грандиозные планы друзей. Она понимает, какой ерундой, в сущности, те занимаются. Душа жаждет большего. Но девушка мужественно сражается с собственным сердцем. Она искренне надеется в привычном круговороте забот, под чутким, неусыпным контролем Гая, снова стать прежней. Методика худо-бедно работает лишь до того момента, пока Рики снова не встречает Ясона.

То, что Ясон думает о Рики слишком часто, подтверждается и в статье Криса Кояни. Подтверждается словами и поведением двух других персонажей: Рауля и Юпитер. Обычная отстраненность Ясона превращается в полное безразличие ко всему, что не касается предмета его раздумий. Пора принимать меры. Для начала королева-мать вызывает сына для «ласковой», семейной беседы. Затем младший братец добавляет свою порцию. Смысл один: она тебе не пара.

Что бы они понимали! Ясон колеблется, но заслуги родственников и этом нет. Тут всему причиной душевные терзания, которые, как и полагается, заканчиваются в момент, стоит Ясону увидеть в толпе Рики. Все, решение принято. Ясон полностью уверен в своей правоте: «Я лучше знаю!», чему способствует многолетняя привычка доминировать. В дамских романах главный герой не обязательно глава государства, с равным успехом он может оказаться главой крупной компании, высокопоставленным военным, аристократом до мозга костей, главное, он должен быть тем, в чьем распоряжении большие денежные и людские средства и наличиствует выработанная годами привычка распоряжаться и тем, и другим. Ясон полностью отвечает этим критериям.

Итак, царь принимает решение. Мнение Рики ему в принципе не интересно, что тоже полностью совпадает с поведением главного героя дамского романа. Но Рики тоже готова к встрече с Ясоном. Мало того, она пытается обсудить это с Гаем.

Удачного она выбрала слушателя. Хотя, бедную девушку легко понять: ей надо с кем-то посоветоваться, а советовалась она всегда с Гаем. От старых привычек трудно отвыкнуть в один момент. Она даже придумывает, как этот разговор обставить половчей и не выдать истинных намерений. Но Гая не мякине не проведешь. Он тут же начинает докапываться, задавать вопросы, поэтому Рики быстренько сворачивает беседу.

Ясон уже готов вернуть Рики и тут судьба преподносит царю достойный его подарок. В лице Кири. Девушка, одержимая жаждой мщения, рвется «на поклон» к Ясону. Понятно, что царь до личной аудиенции не опустится. Как всегда, ситуацию разруливает Кацке. Той достаточно нескольких фраз, чтобы понять, какой поистине бесценный кадр попался в сети. Кири уходит от байкеров, пытаясь повторить «славный путь Рики». Потому что на самом деле Кири не хочет уходить насовсем, она хочет уйти, чтобы спустя некоторое время вернуться во всем блеске славы. Увы, она не знает самого главного – где и с кем провела Рики те самые три года. Именно это незнание дорого обойдется несчастной Кири.

Ясон приступает к выполнению намеченных планов. Он решает показать Рики, кто в доме хозяин. «Поигралась в революцию и хватит!». Тем более, на горизонте маячит Гай. О нем, понятное дело, во всей подробностях Кири рассказывает Кацке. А верная царю наперсница не упускает случая поведать об этом своему господину. Очень, очень по-женски. Настоящий серпентарий.

Ясон, понятное дело, не считает соперником какого-то молокососа. Но кто знает этих женщин! Сегодня на уме одно, завтра – другое. Кстати, к этому моменту у нас нарисовался жизненный, почти классический, любовный многогранник: Ясон, его бывшая пассия Кацке (которой ничего не светит), нынешняя любовь царя – Рики, ее, теперь уже тоже «бывший» Гай (которому тоже ничего не светит), и Кири, которая безответно любит Гая. Вах, красота! Просто загляденье! В каждом любовном романе непременно присутствует любовный многогранник, разной степени ограненности. Закон жанра, с ним не поспоришь

На выполнение ответственного поручения царя направляется Кацке. Ясону плевать с высокой колокольни на ее чувства. Кстати, Рики тоже. Иначе она не пошла бы к Кацке за советом. Вернее, под предлогом «посоветоваться», а на самом деле, чтобы ненавязчиво разузнать о Ясоне. Как он? О чем думает? Бедная Кацке! Она-то надеялась, что интрижка закончилась. Конечно, рассеянность и задумчивость Ясона от нее не ускользнули, но Рики ушла и вот уже год не показывается, а она, Кацке, по-прежнему рядом, как раньше. Увы, надежды рассеялись. Сначала заявилась Рики, а потом Ясон поручает провести акцию устрашение. Причем, провести заботливо и нежно. Столь деликатную миссию Ясон может поручить только Кацке.

План продуман до мелочей: Рики со товарищи заманивают в ловушку с помощью Кири. Агенты тайной полиции появляются как из-под земли. Рики в последний момент спасает Кацке. Девушка сначала рвется на помощь друзьям, потом бросается на Кацке с упреками. Сначала та уходит в глухой «отказ». С каким удовольствием она бы свернула Рики шею. Низзя! Отсюда ненависть в глазах «бывшей».

Однако, она не отказывает себе в удовольствии практически прямо сказать Рики, КТО отдал приказ о захвате байкеров. Потом Рики некоторое время проводит в полиции. НО! В отличие от остальных, ее не бьют (о чем полицейские предупреждены особо) и сидит она в гордом одиночестве. «Узнаю, узнаю брата Колю!» (с). Девочку заперли, чтобы она хорошенько подумала о своем поведении. Маневр по встрече Рики и избитого Гая в коридоре – тоже часть акции устрашения. Ясон не мог отказать себе в удовольствии продемонстрировать Рики сколь беспомощен ее бывший возлюбленный. Очень по-мужски, но Рики ему этого не простит. Вернее, простит, но не сразу. Своим поведением Ясон пробуждает в ней извечно-женское: защищать, помогать и утешать слабых. И это Ясону еще аукнется.

Дальше сюжет идет по накатанным рельсам. Ясон, как бы между делом, проговаривается Раулю о своих чувствах к Рики. Зондирует почву. Ответ отрицательный: мама будет против, говорит Рауль. Последствия могут оказаться катастрофичными (вплоть до требования подписать бумагу об отречении от трона). Но как при этом блестят глазки Рауля. Он только что не облизывается. Еще бы! Мечта стать царем вот-вот осуществится. Ясон на всякий случай (на чужой каравай, братец, рот не разевай!) охлаждает пыл Рауля, говоря, что Рики ему интересна лишь в качестве любовницы, не более. Король забавляется? Во всяком случае, он хочет, чтобы так думали окружающие. И всячески повторяет: «Я по-прежнему внимательно и серьезно отношусь к возложенным на меня обязанностям». Винтики государственной машины шуршат? Шуршат. Тогда какие к пуговицам претензии? До поры, до времени это объяснение срабатывает, но лишь до поры.

Итак, почва для дальнейших действий подготовлена. Рики сидит дома, мучаясь от осознания того, что стала причиной несчастий своих друзей. Особенно Гая. Ведь Рики, думает, что они с Гаем могут «остаться друзьями». Наивная! Ее утешает только одно: как главарь банды она готова на все (!) лишь бы спасти друзей. Случай, кстати, не замедлит представиться.

Впрочем, воспоминания о Ясоне занимают девушку куда больше. И вот, (как и положено в каноне!) в ответ на невысказанную просьбу, появляется рыцарь. Захват Гая и прочих революционеров в заложники с последующим псевдо-шантажом тоже из канона. Герой хочет вернуть героиню. Та не против, но чем прикажете дальше занимать внимания читателя? Необходимо еще немного помурыжить героев.

Самое примечательное, что Ясона к Рики привозит Кацке. Бедняжка сидит в машине, нервно курит, воображая, что происходит сейчас между Ясоном и Рики. Не самое приятное времяпрепровождение. Но ее чувства и желания царя уже давно не интересуют.

Гай получает свободу. Рики, стоя под дождем, без зонтика, промокшая насквозь, встречает его практически у тюремных ворот. Они идут к Гаю. Парень заводит старую песню: «Почему мы не вместе? Давай начнем сначала». Он пытается давить на жалость. Рики готова его утешать, но только по-дружески. Она винит в злоключениях Гая себя (что, отчасти, правда). Она пытается рассказать о себе и Ясоне, но такие вещи нельзя сказать деликатно. При упоминании имени соперника Гай впадает в ярость.

Он в панике: рушится привычный, удобный мир, налаженные отношения летят под откос. «Почему?!» - вот основной вопрос, который скрывается за его обвинениями. Он же всегда был таким, КАКИМ ОНА ХОТЕЛА ЕГО ВИДЕТЬ: любящим, преданным, верным, соратником, помощником. Он шел за ней. Переживания Гая важны, канон не собирается ослаблять хватку. В дамском романе героиня ВСЕГДА остается с тем, кто сильнее, кто лидер. Она готова пойти ЗА ним. На край света и еще дальше. Оказывается (это главная мысль всех подобных историй!) ей на самом деле нужен НАСТОЯЩИЙ МУЖЧИНА (в том смысле, в каком его понимают авторы дамских романов): грубый, но чувственный, резкий, но ласковый, холодный, но заботливый. Никого не напоминает?

Гай в ужасе. Он – уже прошлое?! Парень внутренне понимает, что конкуренции ему не выдержать. Еще бы, тут абсолютный идеал нарисовался! Но Гай пытается вернуть возлюбленную, попутно выместив на ней обиду, переживание и подспудное осознание полной и безоговорочной отставки. Лавина эмоций обрушивается на Рики в буквальном смысле. Понятно, что о некоторых, ммм… привычках Ясона Гай наслышан. Папарацци не дремлют! Парень идет в наступление с двух сторон: ты – предательница высоких идеалов революции, ты – любительница ммм… острых ощущений. В каноне их диалог свелся бы к следующему:

- Как ты могла?! Предательница! Ты жила с ним! – надрывается Гай.

В ответ тишина. Что толку отрицать очевидное?

- Он… да ты знаешь, что он… конечно, тебе ли не знать! Нравиться, когда тебя бьют, да? Тебе этого не хватало, да? Получай!

Здесь насилие – не просто месть, но и попытка примерить на себя чужой и чуждый образ. На мгновение стать Ясоном, скопировать поведение лидера. Увы и ах! В глазах Рики, Ясон – клубок противоречий, завораживающий, сверхинтересный, а Гай – привычный, знакомый, удобный, как домашние тапочки, но скучный до скрежета зубовного.

Однако в молчании и отсутствии сопротивления Рики нет раскаянья в измене, да и откуда ему взяться? Ее гложет вина, но вовсе не за то, что она предпочла другого. Нет, она казнит себя за то, что по ее вине Гай стал тем, кто он есть. Рики этому способствовала и потворствовала, да что там, она этого добивалась. Но результат ей больше не нужен. Ей подавай альфа-самца. Канон, уважаемые, канон. Мужчине любой ориентации подобные душевные терзания не свойственно совершенно, ни в каком виде, ни под каким соусом. Раз ты стал тем, кто ты есть, значит, либо ты сам этого хотел, тогда я, прости при чем? Либо, ты прогнулся под обстоятельства, тогда я тем более ни при чем, надо быть сильнее, ты же мужик. Или где? И уж точно не будет этого полного тоски виноватого взгляда, с каким Рики оборачивается, когда выходит от Гая. Это настолько женское, аж до дрожи.

С последним «прости» Рики уходит. Она возвращается к Ясону, и вновь заветное колечко оказывается на девичьем пальце. Ясон поручает Кацке пристроить Рики на работу. Ну не маяться же девушке бездельем? Да и царю надо время от времени подписывать указы, принимать иноземных послов и распекать министров за нерадивость. Скучно, но положение обязывает. А чтобы Кацке чего не подумала (она, конечно, подумает, но Ясон пока не готов признаваться в своих чувствах. Пусть читатель подождет немного.) царь мотивирует приказ тем, что, дескать, Рики сама его попросила.

А еще, Ясон в этой сцене проявляется как умный политик, хорошо разбирающийся в окружающих. Он не приказывает Кацке, нет, он ее ПРОСИТ. Причем, просьба еще и щедро присыпана комплиментами: «Только к тебе я могу обратиться с подобной просьбой», «Ты уже работала с Рики раньше». Этим он одновременно и дает Кацке понять, насколько он ее ценит и уважает ее мнение, насколько Кацке для него – особенная. А много ли женщине для счастья надо? Пара комплиментов и Кацке соглашается, мысленно уже прикидывая, в какой замызганный подвал она отправит Рики. Напросилась - получи. Кацке самолично присматривает за Рики, не забывая, впрочем, иногда поглумиться. Далеко не отпускает, всячески намекает на то, что «ты, конечно, в любимицах, но у царя из-за тебя, бродяжки беспородной, могут быть неприятности».

Наступает затишье, которое, как и полагается, предвещает бурю. История близится к финалу. Тянуть до бесконечности нельзя, читатель заскучает. Итак, у нас в наличии двое влюбленных, пока не признавшиеся толком друг другу в любви, и двое отвергнутых, которым эта идиллия поперек горла.

Ах да, мы совсем забыли про Кири. Вот кому не позавидуешь. Ясон, как только Кири сыграла свою роль, расправляется с ней совершенно безжалостно. Скорее всего, Кацке (по распоряжению Ясона) дает понять всем заинтересованным лицами, что Кири отныне – персона нежелательная. Умные люди понимают быстро. А к байкерам вернуться Кири тоже не может, она ведь их предала. Девушка оказывается выкинутой из жизни в буквальном смысле слова. Что ей остается? Алкоголь, наркотики, проституция. Ясон поступает так потому, что все помнит, и прекрасно понимает: попадись Кири, например, Раулю, и «акция устрашения» из бутафорской превратилась бы во вполне реальную. Причем угроза была бы не только для Рики, но и для Ясона. Пассия в полицейском участке – прекрасный повод для братского шантажа.

Рауль тоже не сидит сложа руки. Как только Рики вернулась к царю, младший брат разыгрывает фальшивое покушение на Ясона с заранее известным финалом: исполнители погибли, заказчики остались тайной. Это представление нужно Раулю, чтобы наглядно продемонстрировать, насколько уязвим Ясон в присутствии Рики: один, без охраны готов отправиться куда угодно. А ведь жизнь царя царю не принадлежит. Примерно в таких, деликатных выражениях Рауль пытается образумить старшего брата. На что получает вполне резонный ответ: «Не суйся, не твое дело!». Тут уже Рауля срывает с катушек, и он почти открыто ставит брату ультиматум: «Определись, что тебе дороже: любовь или трон? Если первое, то не обижайся, когда я примерю корону!». Ясон к решительному выбору пока не готов. Ведь история продолжается.

В наличии прекрасная расстановка сил для финала. Решенного в точном соответствии с дамским романом. Там всегда самые активные действия разворачиваются к финалу, а темп повествования убыстряется в разы.

Первый шаг делает Гай. Намучившись без Рики, он решается ее похитить. Понятно, что Ясон бросится девушке на помощь, причем, не станет впутывать в личное дело войска или полицию. Понадеется на свои силы. Расчет оправдывается. Минуту торжества выцарапывает себе и Кацке, сообщая Ясону об исчезновении Рики. Она рада-радехонька, что та, наконец-то, убралась. (Это не показано в аниме «в лоб», но реакция Ясона и рассуждения на эту тему Криса Коями полностью подтверждает мои предположения). Итак, звонит телефон. - Ваше Величество, наружная стража докладывает, что Рики покинула дворец. Она была не одна. Внутреннее Кацке ликует. Наконец-то эта дрянь Рики показала себя во всей красе. Сбежала с бывшим любовником. Теперь царь ее ни за что назад не примет. - Что? Когда? Нет, тебе не надо приезжать. Разочарованию Кацке нет предела. Оставили без сладкого. Ясон близок к панике. Рики похитили? Она ушла сама? Но этого не может быть! Или… может?

О, сколько таких метаний переживали главные герои дамских романов! Они всегда подозревали своих возлюбленных. Закон жанра.

Между тем, Гай отвозит Рики в катакомбы «имени товарища Че». Рики, конечно же, хорохорится, но она отлично знает Гая и видит: парня заклинило намертво. В таком состоянии он способен натворить глупостей, о которых потом пожалеет. В отчаянии Рики пытается припугнуть Гая, мда, девушка совсем не разбирается в мужской психологии. И не должна, по канону не положено.

А дальше я опять склоняюсь перед автором в глубоком поклоне. Настолько замаскировать, насытить образами финальный разговор Гая и Рики – фантастика! В финальном разговоре Рики делает осознанный выбор. По закону жанра именно в таком разговоре и в подобных обстоятельствах главная героиня приходит к нужному автору выводу.

Рики ведет себя соответственно. «Да, мне надоела игра в феминистку-революционерку, я хочу быть рядом с любимым мужчиной, сильным, умным. Жить в большом доме, растить детей. Быть ЗА мужем. А революцию пусть делают другие». На что Гай ей отвечает: «Ты обманывала меня! Всегда была – клуша-наседка, морочила всем голову. Будешь мужу тапочки подносить! А он будет милостиво кивать и иногда разрешать спать на коврике, под дверью. И вообще, еще неизвестно, станет ли он искать тебя. Что царю до пропажи какой-то шлюхи».

Ну, оскорблять Рики – это уже перебор. Тут она ему выдает по старой памяти. Но ее куда больше задевают оскорбления в адрес Ясона, чем намеки на собственную жалкую участь. Рики рисует Гаю картины мучений, которые тому уготованы. Причем, мучений скорых (Ясон – самый крутой парень, он мигом меня найдет) и продолжительных (ты его оскорбил, пощады не жди).

Плюс ко всему, слова Рики означают буквально следующее: я тебя больше защищать не буду. «Ты мне больше не подружка, ты мне больше не дружок». Доигрался парень. В запале спора Рики решается (по закону жанра, в финале, и не тому, кому, по версии читателей, должна бы) сказать СТРАШНУЮ ПРАВДУ. О своих чувствах к Ясону. И об их отношениях. А Гаю, хочет он этого или нет, придется выслушать. Жалко парня, потому что Рики на подробности не скупится. Это, кстати, тоже из дамского романа. Чем женщина может сильнее всего уязвить мужчину? Признанием, что с другим секс куда лучше и приносит больше удовольствия.

Гай сражен наповал. Он опять пытается, скорее инстинктивно, надавить на жалость. Сильное оружие против женщины. И действенное. Рики, словно поезд, налетевший на скалу, останавливается. Она вовсе не собиралась говорить Гаю ТАКОЕ. И теперь ей, с одной стороны, стыдно, с другой – она понимает, что все кончено. Никакой дружбы не получится. Поддаться на жалость означает снова побежать по уже известной дороге.

Гай не унимается, он просит Рики ХОТЯ БЫ уйти от Ясона. Знал бы, ЧЕГО просит! Нет, это невозможно. В доказательство Рики показывает Гаю колечко. Ох, насколько многогранен этот образ! Рики заявляет Гаю, что ничего изменить нельзя. Она будет с Ясоном. Столько, сколько тот пожелает. Гай звереет, бросается на Рики, хватает ее за руку, чтобы сорвать кольцо. Рики оступается, падает, ударяется головой и теряет сознание.

Когда она приходит в себя, перед глазами все плывет, голова раскалывается. Она с трудом поднимается, ощупывает голову. Волосы мокрые. На руке – кровь, много крови… и нет большого пальца, того, на которое Ясон одел кольцо. Кольца тоже нет. Девушка в шоке, на нее накатывает тошнота. Она пытается приподняться и только тут замечает, что одежда разорвана. «Неужели?!»

И снова лирическое отступление. Почему у автора Рики – мужчина? Ну, кроме, разумеется, театра масок? Зачем нужна кастрация? Образ, найденный автором, поистине гениален. Вспомните, когда хотят сказать о женщине, в образе мышления, поведении, в характере которой отчетливо видны мужские черты, что говорят? «Баба с яйцами». Теперь уберите «яйца». Все гениальное – просто. Пока Рики была феминисткой-революционеркой, она была той самой «бабой с яйцами». Кацке, как приверженке традиционного распределения ролей, «яйца» ни к чему, но они были. Не зря же ее Ясон к бизнесу допустил. К чему я затеяла эту лирику? К тому, что и в дамском романе, и в жизни изнасилование для женщины – хуже смерти. Это самое страшное, что может с ней произойти. А что самое страшное для мужчины? Правильно, кастрация. Как женщины до конца жизни не могут морально восстановиться, им требуется серьезная помощь, так и мужчина, но только не морально, а вполне физически. На сем лирическое отступление заканчивается.

Возвращаемся к нашему рассказу. Одно обстоятельство утешает и угнетает Рики одновременно: она уже не в подземелье. Она на конспиративной квартире революционеров. Одна. Что делать? Девушка лихорадочно пытается перевязать руку и привести в порядок одежду. Тут-то обнаруживается телефон. Никудышный из Гая революционер. Впрочем, его можно понять. Парню было явно не до обыска.

Кому звонить? Ясону? Исключено: покалеченная и, возможно, изнасилованная Гаем, она не может предстать перед царем. Еще большой вопрос, нужна ли она ему такая, какой стала теперь. И была ли нужна раньше? Ядовитые зерна недоверия, щедро рассыпанные Гаем, дают свои плоды.

Кому же позвонить? Тому, кто поймет. И уж точно не мужчине! Значит… правильно, Рики звонит Кацке. Та прибывает немедля. Еще бы, пропустить такое! Что же она видит? Рики, в разорванной одежде, всю в крови, в полуобморочном состоянии. «Ну и видок!» – емко комментирует увиденное Кацке. Но Рики в квартире одна, а сбежавших было двое. Где же Гай? Неужели он оставил Рики и настолько уверен, что перепуганная и раненная, она никуда не денется?

Догадки Кацке верны. Гай отправился звонить Ясону. Их разговор совершенно в духе любовного романа: Ясон сидит у телефона, гипнотизируя аппарат, и когда тот звонит, первым делом спрашивает: «Рики?» Но это Гай, который предлагает вернуть Ясону похищенное. Царь думает, что речь идет о Рики, но ошибается. Гай назначает царю встречу. Экий нахал. Место – «катакомбы имени товарища Че».

Ясон в панике: что с Рики? Он думает, что Гей вернет ее. Однако, вместо девушки Гай, сперва устроив экскурсию по подземелью, передает царю коробочку со страашным содержимым: окровавленным кольцом. Ясон отшвыривает кольцо и бросается на Гая: сейчас он за все ответит!

И еще одно лирическое отступление. Сцена между Ясоном и Гаев стопроцентно мужская. Два мужика дерутся за женщину. Причем, выбор женщины ни одного, ни другого не интересует в принципе. Попробовали бы они так из-за парня схлестнуться!

Пока мужчины выясняют, чей «шворц» длиннее, Рики пытается рассказать Кацке о своих злоключениях. Рики то впадает в ступор, то захлебывается рыданиями. Кацке пытается привести ее в чувство, но все, чего ей удается достичь, это фразы: «Как я теперь покажусь ему на глаза ТАКАЯ?!» и потока слез.

«Какая «такая»? – говорит Кацке. - «Если ты всерьез считаешь, что ему важна лишь красота, ты еще глупее, чем я думала!» И ведь знает, что говорит. Сколько красоток было у царя, да разве ж он хоть к одной из них прикипел сердцем? Не, красота – хорошо, но должно быть еще кое-что.

Кстати, фраза о том, что «красота – не главное» - одна из ключевых в дамском романе. Без нее – никуда. Ведь читательницы, как правило, не «Мисс Вселенная», верно?

Рики вытирает слезы и тут же спрашивает: где Ясон? Он в порядке? Кацке говорит, что не знает. Она сообщила царю о пропаже Рики, и он сказал, что разберется самостоятельно.

- А где Гай? - в свою очередь спрашивает Кацке. И тут Рики понимает, где сейчас находятся ее бывший и нынешний возлюбленные. А еще она понимает, что только она одна может и должна быть там. По многим причинам. Главная из которых «Это мое дело, я не смею вмешивать сюда других». Под «другими» в данный момент подразумевается Кацке. До чувств последней Рики, как обычно, нет никакого дела. Девушка быстренько придумывает легенду, как спровадить Катцке, но та тоже не промах. Кацке делает вид, что уходит, а сама остается проследить за Рики.

Вот так они обе оказываются поблизости от катакомб. Здесь у Рики преимущество: катакомбы она знает куда лучше. На место битвы Ясона и Гай девушка приходит как раз вовремя: Гай повержен, Ясон вот-вот отправит его к праотцам.

Первое, что произносит Рики – «ГАЙ!». В чем дело? Она простила бывшему возлюбленному то, что он сотворил? Не совсем, но извечный материнский инстинкт: защищать, помогать и утешать слабого оказался сильнее. Тем более, что слабый – друг. Вернее был, но был другом гораздо дольше, чем врагом. Опять же, каноны. Главная героиня ни в коем случае не должна позволить главному герою – идеальному мужчине, совершить что-то предосудительное.

Но бросается Рики вовсе не к Гаю, а к Ясону. Буквально виснет у него на руках. Пара замирает. В это время Гай, которому по сценарию положено быть «редиской», морщась от боли, вытаскивает из кармана пульт, активирующий заложенные в катакомбах бомбы. Гай с самого начала собирался убить Ясона в катакомбах. Правда, он рассчитывал сам остаться в живых, заблаговременно сбежав, но потом, после разговора с Рики и драки с Ясоном, еле живой, он решил иначе. Девиз: «Так не доставайся же ты никому» в действии. Гремит взрыв. Сцену окутывают дым и облако пыли.

Когда туман рассеивается, подземный зал, в котором находилась троица, завален грудой камней. Ближайшая куча шатается, рассыпается по сторонам. Понимается Ясон, в момент взрыва закрывший собой Рики. Девушка цепляясь за его руку, встает, оглядывается. Невдалеке она замечает придавленного камнями Гая. Рики пытается подобраться к нему, а Ясон вдруг наклоняется, поднимая что-то с пола. Рики зовет Гая, хлопает по щекам. Тщетно. Она принимается убирать камни, надеясь помочь.

Картина, открывшаяся ее глазам, ужасна. Гая словно пропустили через мясорубку. Рики плачет, понимая, что все кончено. Тут подходит Ясон. Девушка оборачивается к нему, одним взглядом умоляя помочь Гаю. Ясон отрицательно качает головой (главный герой всегда понимает героиню без слов… когда это нужно автору). «Нет, - говорит он, протягивая Рики кольцо, серое от пыли, - и не проси. Он получил по заслугам. Пойдем отсюда». Теперь уже Рики отрицательно качает головой. Она не уйдет без Гая. «Я тебя прошу, пожалуйста, помоги ему! Я не могу оставить его здесь. Я не смогу жить, зная, что ушла, оставив его в беде».

В оригинале фраза звучит немного по-другому. И это еще однафраза-предатель. Она насквозь женская. По интонации, подбору слов, построению предложения, по накалу эмоций. Особенно, по накалу эмоций. Ясон отвечает в нормальном, мужском стиле: «Ты любишь его?» Это единственное, что царю интересно. Эта мысль занимает Ясона слишком давно, когда-то она должна проясниться. Финал – самый подходящий момент.

«Нет, что ты! Но по моей вине он оказался здесь. Я втянула его в революцию, он пошел за мной, а потом… ты… я… но если я сейчас предам его, оставлю здесь, то кем я тогда буду?» Ясон кивает, швыряет кольцо в сторону, поднимает Гая и вся компания бредет к выходу из катакомб. Уже виден был выход, когда рванула вторая бомба. Снова Ясон закрыл собой Рики. На

этот раз легким испугом они не отделались. Ясона придавило камнем. Рики с трудом удалось выбраться. Но помочь царю она не в силах. «Уходи! – приказывает ей Ясон. - Ты сможешь дотащить Гая до выхода и уйти».

«А как же ты? – задает практически ритуальный вопрос Рики. «Позвони Кацке, она поможет», - говорит Ясон. Точно, Кацке! Рики вытаскивает наружу Гая. От напряжения, потери крови и всех тревог этого дня девушка опять теряет сознание. Когда приходит в себя видит рядом…Кацке.

Та уже издергалась: лезть в катакомбы, не зная ходов-выходов – чистое самоубийство, поэтому Кацке решила дожидаться их снаружи. Но раздались взрывы – что прикажете делать? «Помоги Гаю, прошу! – первое, что говорит Рики, но Кацке занимает судьба другого человека. «Ты оставила царя погибать под развалинами? Там?» - в голосе Кацке изумление и презрение одновременно. А еще, в этой фразе сквозит: «Вот ты себя и показала, дворняжка беспородная: ни благородства, ни преданности. Будь я на твоем месте…». Ага, «кабы я была царицей…». Нет уж, всякому овощу – свой фрукт.

Рики до последнего момента мучается чувством вины. За то, что заразила своими ложными идеями и идеалами других людей. И, в первую очередь, Гая. Но если остальным членам банды она помогла (через Ясона, конечно), вытащив их из полиции, то Гай – вот он, лежит полумертвый и в новую жизнь с любимым не пущает! «Нет, я должна была вытащить Гая. Теперь он в безопасности. Пожалуйста, присмотри за ним! Я возвращаюсь в катакомбы», – и все, этих слов Рики достаточно. Кацке понимает, что партия проиграна. Ясон лежит раненный в катакомбах и примет помощь только от одного человека – от Рики. Напоследок Кацке, много повидавшая, мудрая Кацке, дает Рики две отравленных пилюли. «Вот, ношу на всякий случай, - беспечно признается она. Ну да, конечно, сейчас самый подходящий случай.

Этот поступок Кацке – пожалуй, самый сложный для интерпретации и самый неоднозначный. Что же это было: «царь не достался мне, пусть не достается и тебе. И сама, будь любезна, сдохни, не засти солнце», или это знак уважения: «я догадываюсь, что произойдет дальше. Поэтому на, возьми, потом пригодится. Не вам – мне». Я все же склоняюсь к выводу, что было в этом даре всего понемногу, как обычно у женщин Рики берет таблетки и уходит. К любимому, в закат, в катакомбы.

На этом история раздваивается. В классическом западном варианте она была бы выстроена следующим образом: Ясон и Рики убегают, начинают новую жизнь там, где их никто не знает. У них есть отличное прикрытие, даже два: взрыв катакомб и отравленные пилюли Кацке. Согласитесь, лучший способ сбежать – сделать так, чтобы тебя посчитали мертвым. И это самый настоящий хеппи-энд. Но мы имеем дело с японской традицией, поэтому перед нам – хеппи-энд по-японски: герои погибают в объятиях друг друга. Вот так-то.

И еще несколько слов в заключении. Ai no Kusabi - прекрасная история любви, только мне совершенно непонятно, ради чего было обряжать геронь в мужские одежки? Они вполне хороши без них. И потом, если уж создавать историю о мужской любви и дружбе, то зачем, спрашивается, наделять героев женским образом мышления, поведенческими реакциями? Нравятся "любовные романы"? Да на здоровье! Они точно также имеют право на существование, как и любая другая литература. Однако, почему-то чтение, а уж тем более написание подобных произведений считает чем-то неприличным. Почему? Всех дам, кто соберется создавать что-то о гей-культуре, гей-сообществах я прошу, умоляю сначала внимательно ознакомиться с творчеством Мишеля Уэльбека, Мисимы и Стивена Фрая, дабы получить хотя бы некоторое представление о том, что и как на самом деле происходит в мужских мозгах.
[url=...19172180#style]Если вы хотите: переводить, озвучивать, распространять хентай, вступайте в нашу секретную гильдию !!![/url]


Качество видео: DVDRip
Формат видео: MP4
Видео: DivX 5 640x480 23.98fps 1 656 Kbps (ep. 1) 1 153 Kbps (ep. 2)
Аудио 1: MPEG Audio 48000Hz stereo 192kbps [eng]
Аудио 2: mp3 44100Hz stereo 192kbps [rus]
Трекер:  [ 13-Мар-2016 10:00 ]

Размер .torrent файла 13 KB


Размер: 1.2 GB
Хэш (hash) релиза: 8ac46a740a176078e18e01efa7ef3bc2b85c4e0d
Подписка на обновления:

Еще никто не оставлял запись к записи скачать торрент Ai no Kusabi Клин Любви . Будь первым!

!Обратная связь
//main.js show_panel